Kiev Museum of Dreams
English
К99 - школа свободной формы обучения в Музее Сновидений

К99 - школа свободной формы обучения!

Удобный, интересный и легкий формат познания
для всех посетитедей от 4 до 99 лет.

Руководитель К99 - основатель Музея Сновидений,
практикующий психоаналитик Татьяна Цвелодуб.

Хотите провести у нас интересную лекцию?
Напишите нам: info@dream-museum.com.ua

Руководитель школы К99 психоаналитик Татьяна Цвелодуб
Литературная свалка. Что почитать на досуге. Паскаль Киньяр. Терраса в Риме

ЛИТЕРАТУРНАЯ СВАЛКА
КНИГА ПЕРВАЯ

Паскаль Киньяр.
"Терраса в Риме"

Роман Паскаля Киньяра я купил в маленьком магазине в Витебске. Там вообще было много
книг, которые пылились на полках с начала двухтысячных – ждали, чтобы их спасли.
Я подумал, что «Террасе в Риме» там не место,
и увез ее с собой. Прочитал мгновенно –
книга небольшая, с втиснутыми нелепыми иллюстрациями. Роман не поразил меня
до глубины души, но все-таки побудил
сказать о нем пару слов.

О Киньяре во всех источниках русскоязычной
сети написано примерно следующее: один из самых значимых писателей современной
Франции (титул спорный, разумеется),
лауреат Гонкуровской премии, занимался философией – учился чуть ли не у самого
Поля Рикёра, – руководитель международного фестиваля оперы и театра Барокко в Версале. Собственно, роман о музыкантах XVII века
«Все утра мира», наверное, самая известная
книга данного автора. В 1991 году по роману вышел одноименный фильм, Киньяр
не остался в стороне и выступил в качестве сценариста, переработав собственный текст.
Писатель, к слову, питает слабость не только к музыке, ведь книга, о которой речь пойдет ниже,
посвящена изобразительному искусству.

Главным героем «Террасы в Риме» является Моум, французский гравер, живущий, опять-таки,
в XVII веке. Устроившись подмастерьем в городе Брюгге, Моум влюбляется в дочь мирового судьи.
Девушка, Нанни, обещана другому, однако она отвечает на чувство художника. Обманутый жених
застает влюбленных и выплескивает в лицо Моуму кислоту. Глаза гравера чудом остаются целыми,
он может продолжать работать, но его внешность теперь внушает ужас. Нанни пишет ему прощальное
письмо, в котором констатирует: «Вы стали уродом, сударь». Моуму приходится бежать из города,
так как разъяренный жених грозится его убить.

Таково начало романа. Далее Киньяр начинает играть с формой повествования – он разрушает
хронологию, общая картина происходящего складывается постепенно из разных кусочков, как мозаика.
Все дело в том, что большую часть «Террасы в Риме» составляет словесное описание гравюр Моума –
то есть экфрасис. Таким образом, Киньяр словно локализует авторскую точку зрения, дистанцируется
от происходящего в тексте. Хоть мы и погружаемся в атмосферу семнадцатого века, нам дают понять,
что наше место – в двадцать первом. Из-за дистанции появляется ощущение подлинности изложенных
событий, хотя Моум – персонаж вымышленный. Описание гравюр, приведенный научный доклад
по одной из них, сделанный в XIX веке, дошедшие до нас исторические сведения – вот все, что у нас есть, остальное – домыслы автора, соединившиеся с не менее выдуманными фактами. У Киньяра типично постмодернистское отношение к истории как к легко переписываемому безграничному тексту.
Моум не существовал, но вполне мог, поэтому в друзья автор записывает ему человека реального -
художника Клода Желле (Лоррена), гениального пейзажиста. Возникает, говоря словами семиолога
Ролана Барта, «эффект реальности высшей пробы», когда историческая личность появляется
в художественном тексте «на правах знаменитых, хотя и несколько смешных предков». Сам же Моум
напоминает голландского гравера Хендрика Гольциуса. Правда, в отличие от главного героя романа
Киньяра, у Гольциуса не было сожжено лицо, но в детстве он упал на раскаленные угли и изуродовал
себе правую руку, которую позже изобразил сам, создав один из самых известных своих рисунков.

Стиль Киньяра часто вызывает раздражение у читателей – особенно его простые, рубленные
предложения. Что тут скажешь? Сложно судить о качестве переводного текста. Единственное,
часто автор вкладывает столько патетики в отдельные фразы персонажей, что, кажется, будто
сейчас все свалится в китч. Однако Киньяру удается удержать равновесие на скользких местах.

Один критик сравнил роман «Все утра мира» с обыкновенным, но весьма уютным парижским кафе.
«Террасу в Риме» я бы сопоставил с прогулкой по хорошо организованной выставке, с которой можно
«вынести» несколько удачных зрительных образов и, напоследок, купить сувениры друзьям.

"Литературная свалка". Андрей Горьковой.

БЛИЖАЙШИЕ СОБЫТИЯ К99

ЛИТЕРАТУРНАЯ СВАЛКА

КНИГА ВОСЬМАЯ

Дилан Томас.
"Портрет художника в щенячестве".

Начнем, конечно же, с Джойса. "Портрет художника в юности" - громкий крик в полом
литературном пространстве,
крик, на который эхом
откликались десятки
художников двадцатого века.

Читать далее ..>>

КНИГА СЕДЬМАЯ

Форд Мэдокс Форд.
"Солдат всегда солдат".

Ни для кого не секрет, что у нас
своя русская история английской, американской, французской, немецкой и прочих литератур.

Читать далее ..>>

Это интересно: Музей Сновидений!
Это интересно!!!
Получайте новости на e-mail о новых событиях в Музее Сновидений!
Специальное предложение!